<< Главная страница

Феликс Михайлович Козловский. Встреча



О нашем современнике повествуется в рассказах, вошедших в сборник.


Мужчина в светлом костюме с потемневшим от загара лицом читал в клубе автозавода лекцию о международном положении. На вид ему можно было дать лет сорок. Когда он поворачивал голову к окну, то солнечные блики падали на его высокий лоб и оттеняли уже обозначившиеся морщины.
Голос лектора был спокойным и твердым, глаза прямо и уверенно смотрели на слушателей.
Лектор, как говорится, владел аудиторией.
Павел Петрович Волков, так звали приезжего лектора, был высокообразованным, хорошо знающим свое дело человеком. Он уже целую неделю в командировке, и как всегда после окончания лекции его охватила какая-то гнетущая грусть, и он знал, отчего она.
С женой они давно стали чужими, не понимают друг друга, детей нет...
А годы идут.
Невеселые мысли Волкова, когда он уже был на выходе из клуба, прервал девичий голос.
- Уважаемый лектор, скажите, капиталисты в силах развязать войну с применением ядерного оружия - атомных и водородных бомб?
Волков остановился, повернул голову: у стены, взявшись рукой за спинку стула, стояла русоволосая девушка с большими серыми глазами и смотрела в упор на него.
- Вы мне задали вопрос? - спросил Волков, недовольный тем, что прервали его мысли.
- Да, я...
- Вы не слушайте ее, товарищ лектор, - вмешался пожилой человек в замасленной спецовке. - Она работница нашего цеха. Вот всегда такая, спешит раньше батьки...
- Не беспокойтесь, я отвечу, - сказал Волков, пристально разглядывая девушку.
Ничего особенного: девушка как девушка, лет двадцати двух или немногим больше. Но глаза излучали пытливость и откровенную, детскую доверчивость.
- В своей лекции я отмечал, - заговорил Волков, - что капиталисты хотят развязать ядерную войну, подчеркиваю, хотят, но это не значит, что они могут ее развязать.
Дав пояснение, Волков повернулся, считая разговор оконченным. Но не успел он сделать и шага, как вновь послышался тот же голос:
- А каковы сейчас возможности...
Волков резко остановился и, круто повернувшись к девушке, не дал ей закончить фразу:
- Уважаемая, я сразу заметил у вас в руках бумажку с вопросами, и их уместно было задать мне, когда я стоял за трибуной. Но если вы по какой-то причине не успели это сделать, то завтра я читаю лекцию на интересующую вас тему в клубе тракторозаводцев. Прошу, приходите.
Волков решительно вышел.
Вопросы девушки почему-то вызвали у него раздражение. "Какая навязчивая", - думал он.
Целый вечер Волков бродил по улицам большого города. Сильно утомившись, он не пошел ужинать, а поднялся к себе в номер и лег.
Назавтра в назначенное время, выйдя на трибуну, он, как обычно, начал свою лекцию ровным, спокойным голосом, обводя глазами ряды слушателей. Не вчерашняя ли девушка, та, с большими серыми глазами, сидит в первом ряду? Да, она. Волков был в этом убежден. Только девушка одела другое платье.
Девушка смотрела на него не отрывая взгляда. Иногда их глаза встречались. Один раз у Волкова даже спутались мысли, и он сделал большую паузу.
"Чего она от меня хочет? - недоумевал лектор. - Может, снова у нее заготовлены вопросы?"
Но на этот раз девушка не задавала никаких вопросов. После окончания лекции, когда Волков спустился со сцены в зал, она быстро подошла к нему и спросила о его дальнейших выступлениях. Волков машинально протянул девушке листок бумаги с текстом, отпечатанным на ротаторе, где было указано, когда, где и в какое время он читает.
Ему в этом городе оставалось прочитать еще три лекции, после чего он мог возвратиться к себе в Москву. "Неужели и на них придет эта девушка?" - подумал Волков и, как обычно, пошел бродить по городу. Поздно вечером он вернулся в гостиницу. Спать не хотелось. И Волков, наконец, написал письмо жене, прикинув, что оно все-таки дойдет раньше его приезда. Запечатав письмо в конверт, он опустил голову, задумался. На душе было горько. В этом коротком письме все обман, кроме строк, что он жив-здоров. Написал жене, что стремится домой, страшно скучает по ней и тому подобное.
Подумав еще немного, он нехотя взял письмо, спустился вниз и бросил в почтовый ящик.
Ночью Павел Петрович спал плохо, а с утра засел в библиотеке.
Лекция началась вовремя. Взглянув на первый ряд, он увидел там девушку. Она пришла его послушать в третий раз. Волков очень внимательно посмотрел на нее, та не опустила глаза, а только чуть-чуть сузила их и, кажется, улыбнулась. "Улыбается, точно на свидание пришла", - подумал он и уже больше ни разу не посмотрел в ее сторону.
Но девушку Волков заметил, когда она, не оглядываясь, прошла к выходу после окончания лекции.
Волкову захотелось побродить одному. Стоял чудесный июльский вечер. Солнце село, и вечерняя прохлада наполняла город. Павел Петрович не заметил, как очутился в городском парке. Присев на свободную скамью, он стал смотреть на проходивших мимо людей. Отдыхающих было много, в основном молодежь, веселая, бойкая. Ходили парами, целыми группами, слышался смех, оживленный разговор.
- Здесь не занято? - вдруг прозвучал знакомый голос.
Волков поднял глаза, рядом стояла девушка с автозавода.
- Нет, не занято. Прошу, садитесь, - неожиданно для себя тихо, как заговорщик, проговорил он.
Девушка села.
- Павел Петрович, - начала она быстро, - извините, вы помните меня, я вопросы задавала, потом программу выступлений вы дали... Мне хочется поговорить, побыть с вами...
- Милая девушка, - улыбнулся Волков, - я вас отлично помню, но не совсем понимаю... Вам что, мои лекции очень понравились? Ведь вы не пропустили ни одной, или есть новые волнующие вас вопросы?
- Завтра пропущу. У нас комсомольское собрание. Но если вы, Павел Петрович, не возражаете, я завтра вечером вновь приду к вам в парк.
- У вас ко мне какое-либо дело? - недоуменно спросил Волков.
- Есть дело, и очень серьезное, - девушка опустила глаза, замолчала.
- Говорите, не стесняйтесь. Я весь внимание. И если это в моих силах, даю вам слово помочь вам.
- Я, кажется, влюбилась, Павел Петрович, - решительно произнесла девушка. - Влюбилась, - повторила она тише, но так же решительно и уверенно.
- Влюбилась? - почему-то переспросил Волков.
- Я хочу с вами посоветоваться, Павел Петрович. Вы, как я поняла из ваших лекций, хорошо разбираетесь в различных событиях жизни, а значит, и в людях... Вот и решила. Я полюбила его сразу, как только увидела... Полюбила женатого и не умею, вернее, не хочу себя пересилить, отказаться от любви, - на глазах у девушки появились слезы.
- Вытрите слезы, - мягко проговорил Волков, - мы с вами походим по парку и все не спеша обсудим, времени у нас хоть отбавляй. Вот только чтобы домашние вас не хватились.
- Папа с мамой мне доверяют, - улыбалась сквозь слезы девушка. - Разрешите, я вас возьму под руку, Павел Петрович, пусть отдыхающие в парке думают, что я ваша племянница, в общем, родственница.
"Как у нее все просто получается. От любви к женатому отказываться не хочет. Незнакомого мужчину берет под руку", - отметил про себя Волков, когда девушка уже вела его в сторону ярко освещенной аллеи.
- Побродим, Павел Петрович. Меня зовут Людой. Люда Скрепцова. Вот мы и познакомились.
Некоторое время они шли молча.
- Успокоились немножко, - прервал молчание Волков.
- Не немножко, а совсем успокоилась, Павел Петрович. С вами так легко шагать и совсем не страшно. По правде говоря, я вас боялась.
- Чего же меня бояться? - произнес Волков. - Итак, расскажите о себе. Где вы работаете, кто ваши друзья, где учитесь...
- А вы потом о своей жизни расскажите мне, Павел Петрович?
- Вы хитрая, Люда. Сразу ставите условия. Но так и быть, обещаю, расскажу.
- Мне, Павел Петрович, о своей жизни почти нечего рассказывать. Родилась здесь, в этом городе. Живу на свете двадцать три года. Папа у меня военный, полковник, сейчас в отставке. Мама - домохозяйка. Я работаю на автозаводе контролером в ОТК, учусь заочно на физмате в университете, на третьем курсе. На стационар в свое время не прошла по конкурсу. Комсомолка. Ну что еще добавить. У родителей я единственная дочь. Папа с мамой меня очень любят...
- А чем вы увлекаетесь, Люда, кроме работы? Спорт, театры, музыка? - спросил Волков.
- Мое хобби? Ну, об этом сама не знаю, что сказать. Увлекаюсь всем. Люблю читать. Мои любимые писатели Толстой, Достоевский, Шолохов, да и многие другие. Песни люблю, особенно наши русские, советские. Участвую в хоровом кружке. Увлекаюсь фотографией. Папа тоже этим занимается. У нас в доме оборудована фотолаборатория. Играю на пианино. Обожаю Моцарта, Шопена, Шостаковича. Но если говорить откровенно, то я больше всего люблю мечтать. Прочтешь какую-нибудь статью в научном журнале и размечтаешься... Столько предстоит открытий, разгадок тайн Вселенной...
- А теперь расскажите, что вы думаете о любви, Люда, - сказал Волков, когда девушка умолкла.
- О любви? Хорошо, скажу. Это такое чувство, такое чувство, которое подчиняет себе все остальные. Оно куда-то зовет, влечет к чему-то хорошему, величественному, необходимому, без чего нельзя жить. Ведь и я полюбила, и полюбила крепко, и мне хорошо...
- Тогда в чем же дело, Люда? - заметил Волков. - Вы полюбили, и вам хорошо. И зачем мои советы? Может быть, ваша любовь без взаимности? Кто он?
- Не знаю, не знаю, Павел Петрович, - с горечью в голосе отвечала девушка. - Дело в том, что он даже не догадывается, что я его люблю...
- Понимаю, вы просите совета, как вам поступить дальше. Так, что ли, Люда?
- Нет, нет, - смутилась девушка. - И хватит обо мне. Мы начали разговор вообще о любви, и я свое высказала, а теперь прошу вас, Павел Петрович... Можно ли полюбить с первого взгляда?..
- Вижу, вы девушка умная, хорошая собеседница. Но я вас должен несколько огорчить относительно любви с первого взгляда. - Волков старался говорить наставительно, как учитель с ученицей. - Любовь, конечно, большое, ничем не заменимое чувство, но оно бывает обманчивым, особенно с первого взгляда. Знаете, случается такое: первое увлечение проходит довольно быстро и наступает разочарование... И люди уже не любят друг друга, моментально бы разлетелись в разные стороны, если бы их не связывали дети, положение в обществе и тому подобное. Так что с любовью спешить не надо, чтобы потом не обманывать всю жизнь ни себя, ни другого человека. Вот так, Люда. Но из песни слова не выкинешь.
- Значит, вы несчастливы в семейной жизни, Павел Петрович, если так говорите, - с участием сказала девушка. - Я вас почему-то хорошо понимаю и прошу вас, не надо предупреждать меня насчет любви с первого взгляда. Не всегда и необязательно она несчастна. А вот вас мне, Павел Петрович, жаль. Вы живете с нелюбимым человеком. И она вас не любит. Значит - развод. И это надо было сделать давно. Сейчас тоже не поздно и не только не поздно, а нужно.
"Вот те на! - ужаснулся Волков. - Пришла ко мне за советом, а сама их дает. Да еще какие!"
Он хотел ей ответить что-то резкое, вроде того, что она мало еще понимает жизнь, но подумал и спокойно произнес:
- Может быть, вы, Люда, и правы, да только... Поймите меня правильно...
Волков сделал паузу.
Дальше разговор у них не получался. Проводить себя домой Люда не разрешила, хотя было довольно поздно.
На прощание она сказала, что завтра вечером будет в парке.
У себя в номере Волков снял пиджак, прилег на диван, заложив обе руки под голову. Лежал не раздеваясь он долго...
Перед ним неожиданно появились пытливые, с искоркой глаза девушки с автозавода. Вот такой не соврешь, да и врать ей нельзя и не нужно. Она скажет правду, не побоится.
Назавтра вечером он встретился с Людой в городском парке.
Лицо у Волкова было бледным, под глазами темные круги.
Он еще никак не мог оправиться после бессонной ночи. Люда тоже выглядела уставшей.
Они медленно начали прогуливаться по уже знакомой им, хорошо освещенной аллее. Обменявшись несколькими обычными фразами, Волков спросил у девушки:
- Так кто же тот таинственный мужчина или парень, которого вы так сильно любите?
- Я вам отвечу, Павел Петрович, только раньше хочу договориться о двух вещах, вернее, прошу ответить мне пока на один вопрос.
- Спрашивайте, - согласился Волков.
- Вы когда завтра уезжаете в Москву - утренним или вечерним поездом, Павел Петрович?
- Утренним, Люда. Так кто же он? И чем я все-таки могу помочь вам? - вновь спросил Волков: мысль, что он уедет, не давала ему покоя.
- Я вам сейчас скажу, если после моего ответа вы мне не зададите ни одного вопроса. Это второе, о чем я вас хотела попросить. Согласны?
- Согласен.
- Я - полюбила! Кого? Главное, я смогла полюбить.
Назавтра Люда пришла к поезду, хотя Волков и не надеялся на это. Он почему-то испугался, увидев ее на перроне, отодвинулся от окна и мучительно ждал, когда двинется поезд.
Но и когда вокзал остался позади, начался пригород, он все не мог успокоиться - и никогда еще не презирал себя так.
Феликс Михайлович Козловский. Встреча


На главную
Комментарии
Войти
Регистрация